Логотип для знакомого аптекаря

Лавка аптекаря и старинная усадьба

Автор: Мэтьюс Эдриан, Перевод: Самуйлов С., Книга: Дом аптекаря, Жанр: можно было рассмотреть написанный задом наперед логотип производителя обуви. .. Кто-то, знакомый с базовым французским и английским. — А?. #маршрут выходного дня. Лавка аптекаря и старинная усадьба. Маршрут выходного дня в Задонск. Когда говорят про Задонск, то чаще. Логотип сайта. Главная Помощь друга Статус сообщения: вопрос. картинка в ск,кроме несессор,киа и аптекаря.

Новой пачки в сумке не оказалось. Мое вечное везение вдруг подмигнуло поворотником проехавшей мимо машины и лихо унеслось от меня в другую сторону. Ничего страшного, сказала я себе и повернула ключ в зажигании. Но вместо приветливого рычания мотора раздался металлический щелчок и тишина. Я потрясла головой и попробовала еще. С вами такое случалось?

Попутно вспоминая все известные мне способы успокоиться, я старательно попросила у высших сил вытащить меня отсюда, пообещав, что если машина заведется, я как миленькая переночую в ближайшем мотеле даже без намека на поиски приключений. Не вылезая из правого ряда, я дотащилась до знака с изображением ложки, вилки и колченогой кровати и послушно свернула туда, куда предлагала стрелка.

Однако и через двадцать минут ничего и близко похожего на мотель или хотя бы на придорожное кафе так и нашлось. Были кусты, мусорные контейнеры, столбы и трансформаторные будки. Я до сих пор не знаю, почему же я не развернулась и не поехала. Я продолжала ехать. Очень скоро кусты с будками тоже закончились. По обеим сторонам дороги было только голое поле. Начни кто-нибудь меня искать, я бы даже не смогла объяснить, где нахожусь. Но ведь любая дорога должна куда-то вести.

Так я себя успокаивала. Любая история начинается не просто. Вцепившись в руль и почти вплотную прижавшись лбом к стеклу, я всё дальше забиралась в темноту и глушь.

У каждого кошмара есть свои правила. Когда думаешь, что самое ужасное уже случилось, судьба приложит все усилия, чтобы тебя разубедить. Нет, она даже не глохла. Она просто затихла и остановилась. И я осталась одна. Я ненавижу пробки, но в тот момент я отдала бы всё, лишь бы оказаться в пробке. Чтобы кругом были люди. Мне стало так страшно, что я даже не могла заплакать. Чтобы успокоиться, надо заставить себя думать о чем-то другом, так меня учили. Во-первых, я заехала в самую середину своего тайного страха.

Во-вторых, я как раз и согласилась на эту поездку, чтобы хоть на время выкинуть из головы всё другое, что творилось в моей жизни. Иногда я была уверена, что моя судьба целенаправленно надо мной издевалась. Попытки вызвать эвакуатор не увенчались особым успехом. Самое раннее — через три часа, сказали. Я сидела, уставившись в одну точку, считала свои вдохи и выдохи и пыталась хоть что-то сообразить. Точка вдалеке то приближалась, то удалялась, то становилась ярче, то исчезала.

Подожди-ка, сказала я сама себе и впечаталась носом в стекло. Огонек не был отражением лампочки с приборной доски. Он горел там, далеко, по-настоящему. И вполне мог оказаться окном обещанного мотеля. В машине стало совсем холодно. Мне вовсе не хотелось сидеть так еще три часа. Я высунулась на улицу, огонек светился не так и.

Минут за двадцать я бы вполне до него добралась. Хотя я никогда не умела оценить расстояние на глаз. К тому же бродить в одиночку по ночам тоже не было моим любимым занятием. В этот момент зазвонил телефон. Эвакуатор обязательно к вам приедет, радостно сказали. Вместо того чтобы закричать на них, я как-то странно икнула. Телефон тоже икнул и отключился. С утра я зарядила его как положено и специально посмотрела на полоску батарейки.

Он не мог отключиться. Кто-нибудь, разбудите меня, пожалуйста! Но такой дождь вряд ли мог мне сниться. Я закрыла дверцу и стала рыться в сумке. Вы никогда не замечали, что большинство женщин в стрессовых ситуациях хватаются за сумку и начинают в ней что-то искать?

Хотя, наверное, это правильно. Я сама никогда не знаю, что может найтись в моей сумке. В этот раз там нашлось практически мое спасение — маленькая фляжка с коньяком.

И опять уставилась на огонек. Очень скоро я почти согрелась, почти успокоилась и основательно осмелела. А огонек в поле стал значительно ближе. В конце концов, чем я рискую? В такую погоду психованные убийцы вряд ли забредут сюда по причине полного отсутствия потенциальных жертв.

Хороших людей на свете больше, чем плохих, да и плохие люди тоже иногда делают добрые дела. Я доберусь до этого дома, мотеля, кафе или заправки, мне дадут телефон, я позвоню, и за мной приедут мои знакомые. И не надо будет всю ночь сидеть под дождем в холодной машине. Идти безоружной я всё-таки не решилась. В багажнике обнаружилась довольно большая доска, из которой торчал толстый ржавый гвоздь.

Я очень удивилась, что именитая фирма по прокату автомобилей оснащает их именно такими техническими средствами, но всё равно обрадовалась. Я надела перчатки, вытащила из багажника доску, пару раз замахнулась, оценивая силы, и осталась довольна — при желании ею можно было нанести серьезные травмы.

Я забрала сумку, закрыла машину на ключ и пошла на огонек. Принято считать, что скрыться от людей сложнее, чем от одиночества. Но что такое одиночество? Его не надо бояться. Прежде чем бояться, надо просто понять. Полюбить свое одиночество сложно. Но гораздо сложнее посвятить себя ему, отдать ему себя полностью.

Виной всему — люди. Они назойливы и бесцеремонны. Они врываются в чужую жизнь, шумят, рушат порядок и хрупкое настроение грубыми вопросами, кидаются помогать, спасать. Что они знают об одиночестве? Что оно ранимо, что похоже на ранний утренний туман. Мой дом видел многих людей. И это было совсем неправильно.

Я хотел, чтобы это был одинокий дом. Но что значили мои желания… Я всё равно впускал. Они делали вид, что приходили ко мне ради меня, но они все приходили с целью. Когда-то за мой талант меня лишили моей работы.

Хотя я и сам не хотел работать на массовом производстве, с правилами и рецептурой. Что толку в рецептуре, если конечный результат далеко не идеален? Зачем нужны правила, если они не дают идти дальше?

Я ушел оттуда. Я забрал свои вещи, халат и перчатки. Они знали, что я талантлив, но боялись моих экспериментов. Первым человеком, который пришел ко мне с просьбой и с целью, был мой бывший начальник. Я приготовил для него то, о чем он попросил. Я увидел, как он посмотрел на меня, и понял: Талантом можно наслаждаться и в одиночестве. И у меня тоже была цель.

Не надо называть меня фармацевтом. Фармацевты работают по рецептуре и правилам. Я всё время искал и уходил от правил. Я создавал уникальные препараты и искал филигранные комбинации.

Мне было нужно одно — идеальные средства. Действующие мгновенно, приносящие облегчение в ту же секунду, избавляющие от боли легко и без побочных эффектов. Такие, что могли бы тут же вернуть человека к жизни. Или избавить от. Я очень много и тяжело работал.

Я люблю то, что я делаю. Во всём, что я люблю, я превосходно разбираюсь. Я делаю невозможное, объединяя несовместимые элементы, заставляя их превратиться в чудодейственное средство. Мгновение — и никаких следов. Мой дом стоит далеко от людей. О том времени, которое прошло мимо, и я проглядел. О том, чего я добился, а на что не стал обращать внимания и расходовать силы.

О той, ради которой я жил и которой отдавал всю свою любовь, пока не оказалось, что любви было слишком. О той, что заглянула в мою жизнь так ненадолго. Ветер и дождь — пренеприятная комбинация.

Особенно если вы надели туфли на каблуках и легкий плащ. Каблуки тут же стали вязнуть в грязи, холод пронизывал. Зонт каждую минуту норовил вывернуться наизнанку, и привести его в нормальное положение было очень сложно, пытаясь при этом удерживать в другой руке доску. Пару раз я ее уронила, но всё равно тащила за. Сумка съезжала с плеча, в туфлях хлюпала вода. Мне показалось, я шла к этому дому целую вечность. Я очень скоро поняла, что это не заправка и не кафе, а чей-то дом.

Он стоял там совсем один серой расплывшейся громадиной. Он был очень большой, или просто показался мне таким в темноте и дожде. Я шла и шла, заставляя себя сосредоточиться на шагах, на движении, и не обращать внимания ни на что. Хотя вокруг кроме дождя ничего не. На крыльцо я взобралась, как тонущий в океане человек, случайно обнаруживший надувной плот. Как прикажете сообщить хозяевам о своем приходе, если у двери нет ни звонка, ни молотка-колотушки? Кричать всегда казалось мне дурным тоном.

Я осторожно постучала в дверь доской. Я постучала еще и. В доме кто-то был, в трех окнах на втором этаже горел свет, но за дверью не раздавалось ни звука. Я походила по крыльцу туда-сюда, попрыгала перед дверью, повернулась спиной и только собралась стучать в дверь ногой, как она вдруг открылась. На крыльцо пролился тусклый серый свет, и низкий голос сказал: Не думаю, что кто-нибудь на него польстится. Я прислонила доску к перилам и зашла в дом.

Можете мне не верить, но я догадалась. Он был старше. Мужчины намного старше никогда особенно не привлекали меня как мужчины. С ними я в основном работала, выполняла их заказы или советовалась. Иногда мы вместе проводили экспертизы. Я восхищалась такими мужчинами.

АПТЕКИ в г. Красноярск

Признаюсь, мне нравилось флиртовать с. Искусством флирта люди старшего поколения владеют, бесспорно. Но мне никогда не хотелось увлечься хотя бы одним из. Самый взрослый из моих любовников был старше меня на год.

Мне нравились молодые люди, их энергетика, их напор и внутренняя сила во взгляде. До тех пор, пока я не посмотрела в глаза Аптекарю. На свете есть люди, умудренные знаниями, собственным и чужим опытом. А есть те, которые просто всё знают. От этого они относятся к жизни легко. Они видят ее насквозь. Они смотрят с иронией, не давая шанса их удивить. Я немножко побаиваюсь таких людей.

Мне хочется рассказать им обо всех моих поступках, которых я стесняюсь. До того, как они расскажут мне о них. Беседовать с ними — всё равно что участвовать в тайном сговоре, когда между слов скрывается гораздо больше смысла, чем в самих словах. Мне нужно только позвонить. У вас не найдется розетки? Может быть, вы разрешите воспользоваться вашим телефоном? Я опешила, растерялась и робко пошутила: Чем дрянней погода, тем больше их у меня на пороге. Я знал, что вы появитесь. За всё то время, которое я потом провела в доме Аптекаря, я так и не смогла до конца узнать и понять.

Ни самого Аптекаря, ни его дом. Оба они всё время менялись, открывали мне много секретов, но от этого секретов и загадок становилось только. А тогда, в самую первую ночь, я пошла за Аптекарем по длинному коридору, заставленному старинными шкафами, мерцающими в полумраке фацетными стеклами.

В шкафах были книги. И не только в шкафах. Ровными стопками на полу, на полках, на столах и стульях. Они были не простые, а очень породистые. Это я сразу увидела. Потертые кожаные корешки, пахнущие временем. Книги, которые не позволят листать себя просто.

В одном из моих любимых снов меня заперли в старинной библиотеке. Вместо того чтобы бегать и искать выход, весь сон до самого утра я трогала книги. И проснулась с ощущением удовольствия, близкого к сексу. Книги — очень сильные существа. Я шла за Аптекарем и забыла, что надо бояться.

Я засматривалась на книги и пыталась рассмотреть его спину. Он не был ни очень высоким, ни очень крупным. Он был явно из тех людей, которые уделяют не слишком много внимания своему телу. Они считают достаточным просто содержать его в чистоте и иногда кормить. Потому что кормление тела кажется им порой досадной тратой времени. На нем был длинный темный стеганый халат, подпоясанный витым шнуром с кистями. Мягкие войлочные туфли делали его шаги почти бесшумными.

Аптекарь провел меня по бесконечному коридору, и мы оказались в огромной комнате. То ли столовой, то ли гостиной, то ли кухне. Аптекарь не любил давать имена комнатам. Здесь был темный дубовый стол, мягкие диваны и камин, от которого и исходил основной свет. Светильники в комнате продолжали эту мягкую волну. Головокружительно высокий потолок и полы были из деревянных досок. Коньяка я вам не дам, я передумал.

Мне уже давно хотелось грога и новых историй. Так что вы вовремя. И давайте ваш телефон, я поставлю его заряжаться. Я не успела даже поблагодарить, а он уже ушел к кухонной стойке далеко под темной лестницей.

Тогда я осторожно устроилась на краешке дивана и стала осматриваться. На каминной полке стояли часы необычной конструкции с перекатывающимся по золотым рельсам грузом. Тоже породистые и старые, это я сразу увидела. На стенах не было ни одной картины, но повсюду развешаны странные таблицы.

  • С подачи Аксенова: главный аптекарь Крыма задержан за взятку
  • Помощь друга
  • Book: Дом аптекаря

В них были химические элементы, цифры и какие-то непонятные знаки. Я спрятала ноги в мохнатую шкуру на полу. У огня на подставке висели лопатки и щетки для золы, рядом с камином валялась кочерга.

Я подвинулась по дивану ближе и подняла. В камине выстрелило полено, я вздрогнула. Ну что же, вы не парикмахерша, это ясно. Но не говорите мне, чем вы занимаетесь, я сам догадаюсь. Он даже не улыбнулся. Но эта холодность не пугала меня, а скорее интриговала. Он играл со. Я удивлялась сама себе и уже была готова броситься вдогонку за своими страхами.

Такую храбрую себя я еще не знала. Аптекарь взял с полки какую-то стеклянную банку и снова ушел на кухню. Я прислонила кочергу к камину и стала разглядывать высокий шкаф-витрину у противоположной стены. Там тоже были книги и огромное количество самых разных стеклянных сосудов. От маленьких изогнутых стаканчиков до высоких колб, в которые я бы, например, ставила осенью гладиолусы. Но цветов в этой комнате не. Как я узнала потом, Аптекарь держал их в доме только сухими.

Он поставил на маленький столик у дивана массивный деревянный поднос с двумя высокими стеклянными стаканами. Я поблагодарила и обхватила окоченевшими пальцами горячее стекло. Аптекарь подошел к окну, за которым то и дело вспыхивали молнии. Я ценю его не за красоту.

Он уютный и необычный. И еще у вас очень тепло пахнет. Он задернул тяжелую занавеску, мне опять стало не по себе, и я сделала глоток. Лучшего грога я не пробовала. Вам доводилось такой пробовать? Как можно так идеально подобрать все ингредиенты, мне потом тоже не удалось выведать у Аптекаря.

Никогда больше, ни в одном из самых именитых ресторанов мне так и не смогли сделать грога, от которого по крови побежали бы блаженные горячие искры. Любое дерево пахнет по-своему. Их надо правильно объединить. То же самое, что винный букет.

Понятно, что в большом доме, стоящем в таком сыром месте, должны быть мыши. И, разумеется, вы видели мои книги. Однако есть масса других способов защитить их от мышиных зубов помимо кошек.

Просто я люблю, когда в доме кошка. В доме должна быть кошка. Тем более в доме с камином. Впервые за этот день. Но признайтесь, вы думаете, что кошка у меня черная. К серьезным клиентам приходится выезжать. Если меня просит сделать что-то человек, для которого это очень важно, я, скорее всего, возьмусь за заказ.

Но для этого я должна начать ему симпатизировать. Но, отвечая на ваш вопрос, в последнее время — да, всё больше состоятельные люди, корпорации, объединения… Вы пытаетесь разгадать, кем я работаю? Простите за примитивный вопрос. Мне нравится, как вы смотрите, как держите предметы, но больше всего, пожалуй, я узнал из того, как вы смакуете мой грог.

Я не выезжал отсюда уже очень. Головокружение как будто прекратилось. Мое дело плохо сочетается с людьми. Я всё время занят. Если я ничего не делаю, то думаю о деле. Он замолчал, я отпила еще грога. В комнате становилось светлее и жарче. Аптекарь смотрел на мои руки. Фраза была как заклинание. Вам всегда приходится ждать, пока они начнут действовать.

Я кивнула, как прилежная школьница. Одно тащит за собой другое, и пациентов можно лечить до бесконечности. Вылечите модными таблетками мигрень — схлопочете язву. Избавитесь от язвы — вас обсыплет еще какой-нибудь неприятной дрянью. Я создаю для каждого случая его собственное средство. То, что действует мгновенно и целенаправленно. Я беру не только традиционные вещества. Хотя иногда и они справляются, если их грамотно сочетать. У каждого метода и теории, безусловно, есть своя логика.

У гомеопатов в основе тоже когда-то были неплохие идеи. Но дело не в. Называйте вещи своими именами. Я не делаю из ртути золото. Я просто использую всё возможное и невозможное, чтобы сделать идеальное лекарство.

Я не хочу, чтобы люди мучились от недугов. Или страдали по другим поводам. От недугов и от поводов? У вас, наверное, есть маленькая аптека? Люди сами узнают обо мне, когда это становится. Другого мучают навязчивые желания. Когда люди не могут их исполнить, они хотят от них избавиться. Любые желания — это химический процесс в вашем теле. Добавьте нужный компонент, нейтрализуйте лишний — и процесс развернется в ту сторону, куда вы захотите. Но они очень индивидуальны. Мы относимся к себе по-разному.

Кто-то весит сто сорок килограммов и гордится каждым из. Для другого это беда. Да, ему придется разлюбить сам процесс. Но я не настолько жесток, чтобы грубо лишать людей их удовольствий. Взамен я скорей всего предложу такому человеку что-то другое. Он даже сможет выбрать, полюбит ли он дорогие сигары или итальянскую оперу.

Не надо так удивляться. Духовные и плотские удовольствия гораздо ближе, чем кажутся. Но от мигрени и застарелых болей в суставах я тоже могу избавить.

А также от многих фобий и некоторых маний. Хотя с ними расстаются очень неохотно. Снова внимательно посмотрел на мои руки. У моего знакомого ювелирная антикварная лавка, я часто к нему заглядываю. Не хотелось бы потерять. Человек, который носил его до. Та женщина… Вы с ней слишком разные.

Хотя внешне, возможно, похожи. Но ее жизнь — это не ваша жизнь. Так что я бы на вашем месте поостерегся этой вещицы. Уж очень оно тяжелое, это ваше колечко.

Не знаю, то ли на меня так подействовал этот грог, то ли я осмелела от усталости, но я как будто позабыла, что только что тряслась от страха, когда шла к этому дому. Аптекарь немного помолчал, а потом продолжил всё тем же ровным спокойным тоном, как будто объяснял мне простые вещи, доступные даже для понимания ребенка.

Аптекари предупреждают о росте цен на рецептурные лекарства | Статьи | Известия

Владеть материалом, если позволите так это назвать. Так что у меня есть все основания предположить, что вы профессиональная трусиха. Мне не нравилось, что он видел меня насквозь. А у вас оказалось так уютно, так интересно. Вы меня даже заинтриговали. Я вообще люблю разные чувства и эмоции, если честно. Вы похожи на копилку. Злость, радость, любовь, всё равно. Накапливаете, но не тратите. Почему вы их не тратите? Я не знала, что сказать. Он был как рентген.

Только страх заставляет наш разум прилагать невероятные усилия, чтобы избавиться от. У вас случаются эмоции? Я использую их, когда работаю. Злость прибавляет мне азарта, радость дает вдохновение, удивление приносит смелые идеи и комбинации. Иногда я даже пытаюсь искусственно вызывать их, программировать эмоции.

Если мне надо разозлиться, или разочароваться, или слегка вознегодовать. Должен признаться вам, я человек суеверный. Поэтому для меня еще очень важны знаки… Намеки, предзнаменования. На вас я тоже загадал, между прочим. Но вы оказались. Не такой, как я подумал сначала. Хотя от вас, конечно же, будет много хаоса… Я быстро собрала в аккуратную горку кусочки бумажной салфетки, из которой уже успела сначала сложить пароходик, а потом мелко изорвать.

Это были две профессии, о которых я фанатично мечтала в детстве. Я жила ими, я представляла себя взрослой. Я грезила ими обеими, через день. В результате я стала реставратором. Но ответить Аптекарю я не успела, потому что откуда-то издалека раздался звонок моего ожившего телефона. Надо мной всё-таки сжалились, эвакуатор был где-то поблизости. Я опять прошла за ним шаг в шаг, хотя голова у меня еще немного кружилась, снова пробежалась взглядом по корешкам диковинных книг, вдохнула напоследок запах этого странного дома и стала искать свои мокрые туфли.

Я оставила их где-то на маленьком коврике, но свет в просторной прихожей был такой тусклый, что я растерянно шарила по полу, но они никак не попадались мне под руку. Это было как будто наваждение. С этим полотном мы не расставались последние три месяца, я знала каждый его миллиметр, каждую трещинку в кракелюрах, каждый нюанс в оттенках.

Совсем недавно я закончила ее реставрировать, и картина вернулась на свое почетное место в залы самого главного музея в этой стране. Я очень гордилась своей работой, и увидеть копию здесь, в доме Аптекаря, было так приятно. Как будто добрый знак, как будто меня здесь ждали, все были свои, и ничего дурного уже точно не могло бы случиться.

Не так много людей нынче копирует шедевры на таком уровне. Работа действительно была прекрасная. Если бы я не знала, где висит подлинник, я бы могла заподозрить, что его украли и тайком притащили в берлогу Аптекаря на край земли, где круглый год идет дождь. Как и большая часть населения земного шара. Более того, я, пожалуй, похвастаюсь. Ой, простите, я проболталась вам о моей профессии.

Там был буквально пустяк, но мелкой возни с ним оказалось много… Разве этим нельзя хвастаться? Я, между прочим, приложила руку к такому шедевру… Вот эту самую руку! И вообще, вам и правда уже пора, техническая служба наверняка подоспела. Я, по-вашему, выгляжу как наивная дошкольница? Которой можно наплести, что у вас в доме висит подлинник? А вы на самом деле супермен, который ворует из музеев картины, и никто при этом ничего даже не подозревает? Мы только что провели вместе чудесный вечер, и вы сами убедились в том, что я крайне приличный и даже скучный человек.

Дом, кошка, склянки, пилюльки — вот и все мои развлечения, сами же видели. Надевайте же ваш плащ, мне пора к моим пробиркам. Но я опять увернулась от рукавов, которые он мне подсовывал. Хорошо еще, что я не дал вам коньяку, вы и от грога норовите буянить. Картина манила меня как магнит, втягивала в свое пространство, гипнотизировала бликами лака, по спине пробежал холодок. Меня сбивало с толку то, что обычно я чувствовала так только подлинники, только они обладают подобной силой.

Но на этот раз я списала этот эффект на коварный аптекарский грог. Доброй вам ночи и счастливо добраться. Я сильно вам обязана.

Вдруг и мне когда-нибудь пригодится ваша помощь. У меня, знаете, много… э-э-э-э… занятных копий известных произведений. Он говорил серьезно, но его глаза смеялись, как у ребенка. Они хохотали надо мной! Что-то здесь было не. И еще раз спасибо. Я открыла дверь, повернулась на пороге и на прощание еще раз бросила взгляд на картину. Нет, это не могло быть правдой. Я не верю в детективные истории, только если они не происходят в кино.

Да, в моем мире тоже случается что-то загадочное, но я всегда и всему могу найти логичное объяснение. У него гениальная копия. Не помню, как я дошла до машины, кажется, очень. Эвакуатор ждал меня, машину погрузили, я забралась в салон, устроилась в тепле поудобней, обхватила себя руками и собралась заснуть. Но сон не шел, потому что где-то внутри меня зудели тревога и любопытство. Я осталась довольна таким решением, потерла руки и… похолодела. Моего любимого кольца на пальце не. Ну конечно, оно слетело у меня с руки, когда я шарила у него под вешалкой.

Мне так не хотелось возвращаться. Оставалось надеяться, что Аптекарь сам позвонит мне, и мы договоримся где-нибудь встретиться. Или мне всё-таки надо было вернуться в его дом? Что он там говорил мне про знаки? Ничего случайного в жизни не бывает. Всё закономерно и подчиняется правилам. У каждого свой личный счет, каждое событие имеет свой вес. Ни одна просьба, брошенная во Вселенную, не остается без ответа. Сильные тоже окажутся слабыми. Справедливость не может торжествовать время от времени, она царствует постоянно.

Что толку злиться и жаловаться, зачем тратить на это силы. Несправедливости нет, надо просто переждать. Все получат то, что заслужили. Лишь бы она не догадалась. Не надо, чтобы она испугалась раньше времени. Вот чего точно не существует. Самое нелепое сочетание слов, так я всегда считала. Как может нормальный человек бояться того, к чему так стремится каждый, как бы он ни притворялся.

Страх отношений, боязнь привязанности — нелепый аргумент эгоистов без фантазии. Мне никогда не приходило в голову прикрывать таким способом нежелание быть с кем-то. Я честно говорила, что мне стало скучно, что это невозможно, когда в постели всё так быстро, просто и каждый раз одинаково.

Я запросто могла, глядя в глаза, сказать, что я разочарована или, наоборот, чувствую, что недостаточно хороша, и меня это угнетает, что мы не подходим друг другу, что слишком много всего раздражает… Да что угодно, но никогда — что я боюсь привязаться. Может, я прятала эмоции, и Аптекарь меня раскусил? У меня есть несколько любимых мест, чтобы работать, отдыхать, исчезать, когда все надоели, и просто чувствовать себя комфортно и безопасно.

Я люблю свой дом и не боюсь жить одна, потому что внутри есть серьезная система безопасности, а снаружи — надежные и при этом не назойливые соседи. Я люблю поздно вечером приходить поплавать в бассейн неподалеку, на самый последний сеанс, когда так мало людей, приглушенный свет и слышно эхо от каждой капли.

Кофе, яблоко с корицей, лимонные пироги. Сидеть там за самым дальним столиком и рисовать свои мечты на салфетках. Чтобы потом быстро порвать их, пока никто не увидел, а завтра сочинить новые. Я люблю дом моей подруги и коллеги, потому что он запросто даст фору любой кунсткамере. Марта настолько уникальный специалист, что ей разрешают брать работу на дом, пока она сидит в декретном отпуске а сидит она в нем безвылазно уже лет шесть.

Сейчас, к примеру, у нее посреди гостиной на первом этаже стоит саркофаг какого-то средневекового рыцаря, причем с самим рыцарем внутри, потому что если его достать, то он немедленно рассыплется. Вокруг носятся дети, собаки, а она тихонько подчищает узоры на саркофаге и всегда что-то поет. Пару раз в неделю мы с ней ходим танцевать танго в маленькую студию, а потом засиживаемся в итальянском ресторане далеко за полночь. Одним словом, у меня очень уютная жизнь, а в ней — множество хороших людей.

Некоторые обладают на диво мерзкими характерами, но при этом остаются неотразимыми экземплярами. Один, например, уже много лет держит в центре города престижную галерею и никогда не забывает позвать меня на открытие выставки очередного подающего надежды таланта, чтобы, когда все гости разойдутся, валяться со мной на диванах с бокалом шампанского и хохотать над произведениями таланта до колик в животе.

На этот раз он позвал меня на приезжую звезду. Пафоса было много, картины звезды доставляли чуть ли не из-за океана, ожидался большой наплыв народа, специалистов, журналистов, любителей и просто праздношатающейся публики. Я шла с конкретной целью. Я ходила на любые мероприятия с конкретной целью. Я вообще ставила конкретные цели. Я знала, чего хочу, примерно с рождения. Видела цель и не замечала препятствий. В детстве била лоб об столы и стулья; став взрослой, частенько попадала в очень острые ситуации, но, как правило, получала желаемое.

Работу на собеседовании, платье из коллекции, выгодного клиента, интересное знакомство, лучшее место в самолете, заказ из-под носа у конкурентов… И мужчин, в которых влюблялась. Наверное, в этом было что-то от детских страхов. Боязнь, что ты не понравишься, что тебя отвергнут, чего-то тебе не дадут.

На эту выставку я шла, чтобы флиртовать. Мне не надо было очаровывать потенциального заказчика, присматривать работу, налаживать нужные контакты, мне просто хотелось закрутить интрижку.

У меня давно не было серьезных отношений, но я не переживала. Жизнь и так была наполнена через край. Я твердо была уверена, что для каждого человека всему определено свое время, так что пока меня вполне устраивал флирт. Не исключено, что с далеко идущими приятными последствиями. Я пришла с солидным опозданием, когда хозяева и гости уже открыли выставку, рассмотрели картины, приложились к шампанскому, поговорили, с кем нужно, и уже начали немного скучать, но расходиться было еще не время.

Я взяла с подноса бокал и стала просматривать публику. Кивала знакомым, весело отвечала на дежурные вопросы и сканировала присутствующих. Его я сначала пропустила. Он не был ни низким, ни высоким, ни красавцем, ни брюнетом, ни ярким. Но потом обернулась к. Тем, что даже не посмотрел на меня, только скользнул беглым взглядом. И мой дурацкий детский страх тут же зазвонил во мне колокольчиком.

Я подошла ближе и попыталась поймать его взгляд. Он откликнулся и добросовестно оглядел меня с головы до ног, что не могло меня не порадовать. Но смотрел как-то странно, я сначала даже не поняла, что было не так в его взгляде.

В нем не было аппетита. Здорового мужского плотоядного аппетита. Он смотрел с явным интересом, но он не загорелся. Говорят, мужчина и женщина уже в первые секунды общения знают, подходящий перед ними партнер или. Он сомневался, и меня это заводило. На нем был коллаж из кукольных голов с воткнутой посередине полотна ручкой от старой мясорубки. Я улыбнулась, а когда повернулась к нему, он тоже улыбался.

А потом бросили тут, а сами сбежали. Следующие полчаса мы проговорили. Оказалось, что у него неплохое чувство юмора, он живо поддерживал разговор, шутил и говорил комплименты. Но при этом не делал ни намека на продолжение нашего знакомства. Он рассказывал мне личные и слишком откровенные для первой встречи вещи, но явно держал между нами дистанцию. В нем была какая-то загадка, и мне это нравилось. Он рассказал о выставках, на которые недавно ходил, я спросила, давно ли он так увлечен искусством и связано ли это с его профессией или только с друзьями.

Оказалось, он архитектор, и довольно успешный. Он назвал мне несколько зданий, которые проектировал, я знала пару из них и кинулась расхваливать его на все лады, рассчитывая на то, что он не сможет устоять против этого простого приема. Но он сразу засмущался и стал сухо отвечать на мои вопросы. Когда я рассказала, что я реставратор, он снова оживился и даже попросил у меня визитку и разрешение как-нибудь мне позвонить, а когда увидел мое имя на карточке, то, кажется, даже обрадовался.

К тому моменту гости стали расходиться, хозяин галереи начал активно махать мне руками и подмигивать, и мы с моим новым знакомым распрощались. Напоследок я первая сказала, что не против как-нибудь вместе выпить кофе, а он очень серьезно кивнул и пообещал перезвонить мне на днях. Я проводила его взглядом до двери, оценила пиджак и широкие плечи и почти вприпрыжку отправилась в объятия короля местных сплетен.

С людьми надо быть осторожным. Они приносят хаос, разрушают равновесие и порядок, они эгоистичны. У нее тонкие пальцы, короткие ногти и темный, но не черный лак. Хорошо, что она в платье.

Брюки — это небрежность. Это — наплевать на мужчин, это даже распущенность. Что за ерунда, при чем тут распущенность. Все ходят в брюках, это удобная одежда, только и всего, никто не придумывает для нее тайного смысла и сверхзадач. Смешно искать во всём второе дно. Но всё равно это хорошо, что она в платье. Что у нее хорошая фигура. Когда она садится, она красиво ставит коленки и держит на них бокал. Женщины ничего не делают просто. Она просто такая, какая.

Пусть хоть одна будет. Она непростая, но улыбается очень открыто и честно. Как будто ничего не прячет. Все люди что-то прячут. Она задает вопросы не просто так, она по-настоящему слушает ответы. А она слушает, и ей интересно.

Не может же она так притворяться. У нее маленькие морщинки в уголках глаз. Значит, готова пустить к себе ближе. Может, и ее стоит пустить к себе ближе, и ничего не случится?

Она подозревается в совершении преступления, предусмотренного п. Название этих фирм Следком не разглашает. После передачи денег, как утверждает следствие, подозреваемая была задержана сотрудниками УБЭП. Его учредителем значится Министерство здравоохранения Крыма, подконтрольное России. Предприятие призвано обеспечивать лекарственными средствами за бюджетные деньги, в том числе, льготные категории крымчан. За свою историю эта компания нередко оказывалась в центре скандалов.

Однако уже через полгода Аксенов его уволил за плохие показатели работы. В феврале го из необходимых препаратов в наличии было только На этого коллегу ранее уже было открыто уголовное дело по факту растраты денежных средств. Фамилии задержанных следствием не разглашались. Непонятно также, сколько их было, и какие должности на предприятии они занимали.

Например, в году они составили около 71 млн рублей, а в — более млн. В медиа о ней нет никаких упоминаний, неизвестно даже, когда точно она заняла свою должность. В Крым Бахлина переехала из российского города Тверь. За время работы в этой компании Бахлина тоже успела попасть в центр скандала, связанного с нарушением законодательства.